ПИСЬМА ИЗ ЗАПОВЕДНИКА: 1940-1946

авторы-составители: Александра Горяшко и Людмила Миронова.

 

Под ред. М. Калякина, О. Максимовой; предисл. М. Калякина. СПб., 2020. 295 с.: ил. - ISBN 978–5–902643–50–0.

 

 

 

ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ

 

ОТЗЫВЫ

 

Большое спасибо за книгу о заповеднике, прочитала, и не один раз, очень трогательно читать о своих родных Вощиковых: дяде Василии Ивановиче, сестрах Раисе и Валентине, увидела фото бабушки Марии Ивановны Вощиковой - это как привет из прошлого! Удивительно, в каких условиях жили, вели научную работу до войны энтузиасты -ученые и не только они... Описания Мироновой, ленинградки, напоминают мне рассказы нашей мамы о Ленинграде, она там жила до войны... иногда до слез. Спасибо Мироновой-дочке за сохранение писем.

Татьяна Изосимовна Родионова

 

 

"Письма из заповедника" читал с упоением. Особенно поразителен первоначальный, то есть довоенный период. В этих письмах раскрывается совершенно удивительный характер. То есть не столько характер самой Наталии Мироновой удивителен, сколько ее отношение к жизни, система ценностей, взгляд на мир и т.п. Ведь условия, в которых оказалась юная неопытная девушка, просто ужасны. Почти необитаемые острова, бесприютность, отсутствие нормальной связи с оставленным миром, скудная еда, нужны сапоги, а их нет, денег нет, эти лодки, которые текут, обгорелое лицо от палящего солнца и т.д. и т.п. Но обо всем этом она едва упоминает. Она переполнена радостью и счастьем, наслаждается красотой природы, тишиной, одиночество ей не в тягость, так как есть ощущении миссии.

...Вы сделали большое благородное дело. Вы вернули к жизни Наталью Миронову и десяток других очень достойных людей, ушедших почти бесследно. Теперь они ожили и останутся навсегда.

А главы о годах войны и после войны - это просто жуть. Сколько прекрасных людей, вместо того, чтобы заниматься своей любимой, сугубо мирной наукой, своими гагами, должны были погибнуть в расцвете сил, "не долюбив, не докурив последней попиросы". А ведь это судьба целого поколения. Поистине трагичен последний аккорд. Я говорю о последней фразе: даже в Кандалакшском музее нет ничего об этих людях. То есть их нет, как будто и не было, науку делали гаги...

Но книга все это компенсирует. Она очень хорошо сделана: шрифты, бумага, фотографии, обложка - все высшего качества.

Семен Ефимович Резник

 

 

Вчера вечером взахлеб дочитывал книжку с письмами из заповедника до часу ночи. Очень интересно, понимаешь реально как в те времена работали люди. В те годы, была какая-то высоченная концентрация квалифицированных и интересных людей в заповеднике.

Спасибо Вам и Мироновым огромное за книгу! Она создает ту самую атмосферу, в которой шла работа в заповеднике в те годы.

Михаил Николаевич Кожин

 

 

Вчера начал читать "Письма из заповедника" и не оторвался пока не закончил. Очень красочная и трагическая эпопея.

Жаль, что в свое время я мало этим интересовался и не расспрашивал отца о событиях того времени. Тем не менее, у меня в памяти, что-то осталось. Так я помню, он говорил, что последние слова Модестова были: "Скажите Нине..." Откуда он это мог знать, не знаю, но помню, что фамилия Модестов часто фигурировала.

Вообще, книга произвела на меня большое впечатление, спасибо Вам за нее.

Владимир Георгиевич Скребицкий

 

 

После получения книги она теперь всегда со мной. Читаю при каждой удобной выпавшей минуте. Очень интересно! Особенно когда места знаешь не понаслышке. Уверена, что и человеку, никогда не видевшему север, книга станет своего рода увлекательным путешествием в пространстве и времени.

Спасибо Вам огромное.

Оксана Фомина

 

 

Большое спасибо за книжку про Кандалакшу! Прочел на одном дыхании. Потрясающе интересно! Общая канва истории известна, но тут столько подробностей и деталей. Все узнаваемо, и места, и люди.

Вадим Олегович Мокиевский.

 

 

Вы сделали хорошую, интересную и по-настоящему "человеческую" работу, не дали людям бесследно исчезнуть в истории, это не просто интересно, - это важно, это отношение к людям, которого не хватает. Спасибо!

Сергей Черняев

 

 

Добралась до меня нынче свежевышедшая книжка Александры Горяшко и Людмилы Мироновой "Письма из заповедника, 1940–1946". Про первые, волей судьбы оказавшиеся предвоенными, годы существования Кандалакшского заповедника на Белом море. Когда там начались и бурно пошли работы по созданию гагачьих хозяйств, оборванные войной, на которой погибнет большинство из тех, кто их начинал. И заново они уже не взлетят...

От тех времён почти не осталось казённых архивов. Но остались письма людей. Письма из заповедника. Большинство из них написаны Наталией Владимировной Мироновой, первым штатным научным сотрудником заповедника, недавней выпускницей Ленинградского университета, работавшей там в сороковых годах и в первый послевоенный год. И в них – жизнь заповедника (да и страны) тех времён, с бытовыми и рабочими мелочами, а ещё в них – потрясающее и вечное Белое море.

Собственно, расшифровка этих (и некоторых других) писем, с комментариями и некоторыми дополнениями, и составляет книжку. Письма – и фотографии, и тех времён, сохранившиеся в личных архивах, и сделанные в наши дни. Очень беломорские. Получилось замечательно. Про "важно" и "интересно" я не говорю: они сами собой разумеются.

Георгий Михайлович Виноградов

 

С удовольствием прочитал книгу Александры Горяшко и Людмилы Мироновой «Письма из заповедника 1940–1946». Читалась она легко, с интересом, несмотря на то, что я от природоохранной деятельности вообще и работы в заповеднике в частности достаточно далек. Нет, я, конечно, разделяю мнение о необходимости охраны дикой природы, о необходимости создания и развития заповедного дела. Просто мои интересы находятся в других сферах. Но вот «Письма…» меня захватили, и я читал книгу, практически, не отрываясь.

Книга, письма главной героини Натальи Владимировны Мироновой, для меня интересны были, прежде всего, со стороны описания предвоенной Кандалакши, бытовых мелочей того времени. Например, несколько раз во время чтения я наталкивался на выражение «достали», относящееся не к отношениям между людьми, как это сейчас в первую очередь понимается. Тогда, да и во время моей жизни «в стране, которую мы потеряли», слово «достать» означало «получить», «купить», «найти» какой-нибудь товар, продукт, вещь, которая была нужна позарез, но которой не было в продаже – хоть ты тресни! При обилии разъясняющих ссылок, которые помогают понять текст книги, авторы слово «достать» не поясняют. И мне кажется совершенно зря, потому что современной молодежи, покупающей что угодно, если не в супермаркете, то в Интернете, этот оборот речи уже должен быть малопонятен. А лет через «надцать» слово «достать» в контексте «получить», «купить», «найти» будет вызывать недоумение.

Еще, на мой непросвещенный взгляд, было бы уместно сразу, после первого употребления термина «гагун» дать кратенькое пояснение. А то я долго мучился в непонимании, пока (аж на 240 странице!) под великолепной фотографией Василия Покотилова не прочитал: «Гагун – самец гаги обыкновенной». Чего я только не на придумывал, читая книгу до 240 страницы! Но после пояснения, мне все равно непонятно, зачем гагунов отстреливать? Или я что-то не так понял, или мне, как минимум, нужно прочитать литературу, список которой приведен авторами-составителями в конце книги. Скорее всего второе.

Что касается фотографий, приведенных в книге, то это – особая интереснейшая часть книги, которая ими насыщена, за что авторам-составителям особое спасибо. И за архивные фотографии, передающие особое настроение предвоенного времени, и за фотографии современные, с прекрасными видами нашей заповедной заполярной природы.

Короче, друзья! Обязательно прочитайте книгу А. Горяшко и Л. Мироновой «Письма из заповедника 1940 – 1946». Вам она точно понравится!

Владимир Браерский

 

 

Книга издана благодаря финансовой поддержке Мурманской областной общественной организации “Кольский центр охраны дикой природы”, Зоологического музея МГУ им. М.В. Ломоносова, Центра охраны дикой природы, Типографии К&М, а также частных спонсоров.

 

                                      

© 2020 Александра Горяшко